Грабарь - на главную
  

Игорь Эммануилович Грабарь

1871 - 1960






» Биография Грабаря         
» Хроника жизни      
» Галерея живописи    
» Путешествия  
» Директор Третьяковки   
» Образы природы   
» Мастер натюрморта  
» Закат жизни   
  



Сийский монастырь, 1920



Хризантемы, 1905

  
 Автомонография:

 Вступление
 Раннее детство
 В Егорьевской гимназии
 В Катковском лицее
 Университетские годы
 В Академии художств
 Мюнхенские годы
 "Мир искусства"
 Грабарь в Москве
 Музейная деятельность
 Возвращение к живописи   

   

Наталья Егорова. Творчество Игоря Грабаря, продолжение

Третьяковская галерея почти полностью поглощает И.Э.Грабаря, но он по-прежнему остается прежде всего живописцем. В 1910-е годы манера его письма несколько меняется. Теперь на первый план выдвигается яркое декоративное пятно. Изменяется характер красочного мазка, он становится шире, размашистей. В 1915 году художник пишет ряд натюрмортов, картину «Рябинка» и предваряющий этюд для нее. В этих работах ясно выступает отход Грабаря от сложившейся ранее художественной манеры. Хотя по-прежнему контуры растворяются в окружающем пространстве, основным выразительным элементом становятся насыщенные пятна изумрудно-зеленого и ярко-красного цвета. Узоры красно-желтых ягод и листвы на первом плане и лазоревое небо еще трактованы импрессионистически, широкая коричнево-зеленая плоскость полей на среднем плане, деревушка и полоса леса вдали лепятся свободными продольными мазками кисти. Импрессионистические приемы обогащены здесь декоративизмом, который еще более определяющим становится в пейзаже «Ясный осенний вечер» (1923). Пространство художник здесь строит с помощью широких, обобщенных, интенсивных по цвету плоскостей. Грабарь любуется великолепием декоративного узорочья осенних ветвей, эмалью высокого неба. Отказываясь от фрагментарности композиции, от передачи мгновения, выхваченного из жизни, он прибегает к многоплановости. Не случайно живописец выбирает низкую точку зрения, которая позволяет ему показать из-за кустов орешника, обрамляющих в виде кулис первый план картины, широкое пространство изумрудных полей, плоскость яркого, лубочного по цвету неба, занимающего две трети полотна, и длинную извивающуюся линию Москвы-реки, тщательно разрабатывает дальний и средний планы, давая прорыв в глубину. В пейзажах 1900-х годов небо просвечивало маленькой полоской, теперь оно занимает большое пространство холста. В композиционном решении и выборе мотива заметна связь с традициями русского искусства XIX века.

В натюрмортах, написанных в 1920-е годы, Грабарь подчеркивает материальность мира. Палитра художника обогащается густыми, насыщенными красками. В холсте «Груши на зеленой драпировке» (1922) предметы уже не взаимодействуют с пространственной средой, а живут в своем собственном маленьком мирке. Вместо прежних точечных мазков чистого цвета живописец использует сочные свободные мазки разных цветов, густо и рельефно кладет краску. Смелыми пастозными мазками лепит он форму сочных красно-желтых плодов и зеленой ткани. Яркие цветовые пятна призваны выразить красоту предметов и усилить декоративное звучание произведения. Художник наделен внутренним ощущением цвета, как музыкант с абсолютным слухом - ощущением звука. Окружающий мир и каждый предмет для Грабаря - сокровищница красоты. Самим сюжетам, выбранным живописцем, свойственна поэзия. На протяжении всей жизни творческое воображение художника занимает чудесное и поэтическое явление русской зимы - иней. Чарующую сказку инея, восходящего или заходящего солнца передает он в многочисленных этюдах и картинах. Еще в 1904 году была задумана сюита пейзажей – «День инея». Сверкают под солнечными лучами ветви деревьев в этюде 1919 года «Иней». С помощью сопоставления мазков и цветовых пятен разного масштаба и формы Грабарь добивается передачи пространства. Светлая гамма красок создает поверхность, состоящую из переливов радужных розово-голубых искр. Восторженное преклонение перед преображением мира с помощью света, обретающего то ослепительную яркость, то мягкую приглушенность, сопровождает художника весь творческий путь.
В отличие от многих деятелей культуры, после революции 1917 года Грабарь не только остался в России, но стал одним из самых успешных живописцев, активно включился в организацию советских культурных институтов, получая посты, возглавляя научные учреждения. К этому его толкали общественный темперамент, незаурядный организаторский талант, его подвижничество в изучении и сохранении памятников искусства: «Я благословляю свою судьбу и считаю себя исключительным счастливцем, что революция не заставила меня переключиться на иную работу, забросив свое прямое дело». Продолжая быть директором Галереи, Грабарь одновременно возглавляет Отдел по делам музеев и охране памятников искусства и старины. В 1918 году художник стал во главе Центральных реставрационных мастерских, сотрудники которых незамедлительно приступили к планомерному раскрытию памятников русской иконописи, обследованию стен Спасо-Андроникова монастыря и кремлевских соборов, начали восстановительные работы в Троице-Сергиевой лавре. Грабарь руководит экспедицией по верхнему и среднему течениям Волги, по Москве-реке и Оке, по Северной Двине и вдоль побережья Белого моря. Собранный по итогам путешествий историко-художественный материал лег в основу научных трудов по древнерусскому искусству и реставрации. Основы научной реставрации памятников были изложены в статье «Для чего нужно охранять и собирать сокровища искусства и старины» (1919). Основы теории и практики реставрации Грабарь обнародовал в лекциях, читанных им в МГУ. В 1918 году Грабарь входил в состав художественного совета Малого театра, куда пригласил работать декораторами Кустодиева, Лансере, Добужинского.

В русской и зарубежной периодике появляются статьи Грабаря об открытиях в области искусства Древней Руси, о реставрации памятников. Он активно пропагандировал отечественное искусство за рубежом: в 1922 году работает в Комитете по устройству русского отдела на XIII Международной выставке искусств в Венеции, в 1923 году подготавливает выставку русского искусства в США, составляет каталог, пишет введение к нему. В 1929 году Грабарь едет в Германию с выставкой древнерусской иконописи. Его живописные работы экспонировались на международных выставках в Берлине (1922), Торонто, Лос-Анджелесе (1925), Японии (1927). В 1937 году вышла из печати автомонография «Моя жизнь». Время наложило отпечаток на текст, и трудно судить, насколько искренними были реверансы в сторону советской идеологии, но книга дает представление о по-настоящему продуманном и прочувствованном осмыслении Грабарем своего пути: «Мне действительно довелось в жизни уделять исключительно много времени общественной деятельности, но ведь это было также служение искусству, искусству и искусству. Ставил ли я Рафаэля Аренского..., писал ли я статьи в «Ниве» и «Мире искусства», организовывал ли «Современное искусство», строил ли больницу, выпускал ли «Историю русского искусства», реформировал ли Третьяковскую галерею, конструировал ли Музейный отдел, налаживал ли дело охраны памятников искусства и старины и их реставрации, открывал ли новых Рафаэлей и Франсов Гальсов - все это совершалось потому, что без этого я не мог существовать, не мог дышать ни один день моей жизни». 1 - 2 - 3 - 4 - 5 - 6 - 7.

Продолжение...



  Русский и советский художник Игорь Грабарь - картины, биография, статьи
 igor-grabar.ru, по всем вопросам - webmaster{a}igor-grabar.ru