Грабарь - на главную
  

Игорь Эммануилович Грабарь

1871 - 1960






» Биография Грабаря         
» Хроника жизни      
» Галерея живописи    
» Путешествия  
» Директор Третьяковки   
» Образы природы   
» Мастер натюрморта  
» Закат жизни   
  

Картины:


Последний снег



Ясный осенний вечер,
1923



Толстые женщины.
Гротеск, 1904

  
 Автомонография:

 Вступление
 Раннее детство
 В Егорьевской гимназии
 В Катковском лицее
 Университетские годы
 В Академии художств
 Мюнхенские годы
 "Мир искусства"
 Грабарь в Москве
 Музейная деятельность
 Возвращение к живописи   

   

Автомонография Игоря Грабаря

Никакого единого фронта, общей политической, социальной и даже общей художественной платформы в "Мире искусства" не было ни к моменту его основания, ни тем более в дни его заката. Как видно из приведенного выше письма ко мне Дягилева, относящегося к зиме 1895/96 года, он смотрел на свои и мои выступления в печати, как на попытку "хоть немножко открыть глаза публике и... художникам" на подлинное искусство. Что же было для нас подлинным искусством? Очень скромное, не шумливое, мало бросающееся в глаза искусство, изображавшее только жизнь, но передававшее ее лучше, правдивее, тоньше и культурнее, чем передавали ту же жизнь на русских выставках 9°"х годов. На организованных Дягилевым еще до появления журнала выставках не было ни одной картины непонятной, ни одного сюжета, который давал бы право говорить критике и публике о действительном "декадентстве" или хотя бы о "символизме". Но так как все выставленное Дягилевым было совсем иначе и, прежде всего, гораздо лучше написано, чем писалась убогая продукция "мюссаровских понедельников", "Петербургских художников", "акварелистов", то под небескорыстное науськивание художников этих группировок дягилевские выставки были встречены всеобщей бранью. Исключением являлись только заметки Нордена в "St-Petersburger Zeitung" и мои в "Ниве".
Уже самый подбор западноевропейских художников на этих выставках показывает, что никакой ставки на какое-нибудь определенное направление в искусстве здесь не было: немцы Бартельс, Дилль, французы Пювис, Бенар, Котте, Симон, шотландец Патерсон, норвежец Таулов, бельгиец Фредерик, финны Эдельфельт, Ярнефельт, Галлен. Никаких художников-символистов не было и среди русских участников выставок "Мира искусства", как не было их вначале и среди литературных сотрудников журнала. Последние появились только впоследствии, что вызвало протест всех участников и, как известно, привело к крушению и журнала, и выставок "Мира искусства".
Второе, столь же неверное утверждение рисует "мирискусников" людьми, Жестоко отравленными ядом "историзма" и "ретроспективизма" и растворившимися в графике. Если бы отрава была столь жестока, то новейшие французы не могли бы найти так много места на страницах журнала. И в чем историзм Врубеля, Серова? Графическая потенция "Мира искусства", вознесшая русскую графику на небывалую высоту и по праву признаваемая родоначальницей всей советской графики, есть только один из отрезков - правда, заметных многогранной деятельности журнала и сгруппировавшихся вокруг него художников.
Наконец, о социальном лице "Мира искусства". Считается твердо установленным, что как журнал, так и выставки "Мира искусства" были детищем окрепнувшего русского промышленного капитала, создавшего их и диктовавшего им свою волю. Против такой безответственной наклейки ярлыков следует решительно предостеречь легковерных читателей. Применив к явлениям искусства тот метод марксистского анализа, который вскрыл глубоко запрятанные движущие пружины явлений промышленной и культурной жизни России на рубеже XIX и XX столетий, некоторые искусствоведы увлеклись соблазном разъяснить до конца, до малейших изгибов и извилин пути и перепутья тогдашней русской художественной жизни. Не зная фактов, обстановки и условий возникновения и нарастания идей и настроений, частично нашедших отражение в "Мире искусства", не дав себе труда углубиться в них, они этим упрощенческим приемом значительно исказили подлинное лицо явлений.
Вот ряд несомненных фактов. Российский промышленный капитал забрал к началу нынешнего столетия такую силу, что с его представителями была вынуждена считаться власть, притом не только правительство, но и двор. Миллионеры-промышленники оттеснили назад дворянство, почти заняв его место в государстве; они искали таких же почестей и нуждались в таком же декоруме, какими было окружено былое дворянство. Как дворянство имело свою прессу, так и магнаты, промышленники создали свою, притом не только ежедневные политические органы, но и литературные и художественные журналы. Ярким примером такого журнала может служить "Золотое руно" Николая Рябушинского, брат которого, Павел, издавал одновременно политическую газету "Утро России". Несколько раньше таким же журналом было "Искусство" Тароватого и отчасти литературный ежемесячник "Весы". Все они издавались на деньги промышленников, что определяло их физиономию.
"Мир искусства" не имел корней в промышленности, и первые деньги на его издание Дягилев получил от княгини Тенишевой, дальнейшие же средства добывал Серов во время своих портретных сеансов, "подковывая" то одну, то другую модель разных категорий.
Принято думать, что и потребители художественной продукции "мирискусников", ее покупатели, покровители и собиратели были те же промышленные тузы. Это абсолютно неверно и построено чисто умозрительно по голой шпаргалке: первые картины художников "Мира искусства" покупали доктора, адвокаты, петербургские крупные чиновники, и только много лет спустя до них доросла денежная аристократия, которую к тому же пришлось всем нам дружными усилиями раскачивать, нахваливая Серова, Коровина, Врубеля, Малявина, Сомова и уговаривая купить пару-другую картинок, стоивших, кстати, истинные гроши: сто - сто пятьдесят рублей.
Правда, когда мы их достаточно распропагандировали, они вошли во вкус, и к этому времени применимы уже все те подходы, мерки, определения и заключения, которые обычно связываются с годами дягилевского "Мира искусства", вечно путаемого с выставками общества "Мира искусства", действовавшего 13 лет без Дягилева.
Где же единый идеологический художественный фронт "Мира искусства"? Где та сплоченная однородная группа художников и писателей, которую рисуют себе искусствоведы упрощенного типа? Художники не выносили реакционных литераторов и философов, разглагольствовавших на страницах журнала, соседних с теми, где воспроизводились их картины; литераторы и философы - Мережковский, Зинаида Гиппиус, Лев Шестов, В.В.Розанов - от души презирали "этих тупых и невежественных мазил". Что общего между живописью Серова и Сомова, Врубеля и Бакста, Грабаря и Бенуа? стр.1 - стр.2 - стр.3 - стр.4 - стр.5 - стр.6 - стр.7 - стр.8 - стр.9 - стр.10 - стр.11 - стр.12 - стр.13 - стр.14 - стр.15 - стр.16

Продолжение...


  Реклама:
  »  Описание виртуальный сервер windows тут.


  Русский и советский художник Игорь Грабарь - картины, биография, статьи
 igor-grabar.ru, по всем вопросам - webmaster{a}igor-grabar.ru